Глава 14. Разведка боем

Нет большей чести для спортсмена, чем участие в олимпийских играх. По сути дела, все эти годы тренировок и соревнований, побед и поражений были для Владимира Куца подготовкой к выступлению на этом грандиозном спортивном празднике.

С чем он пришел к 1956, олимпийскому году? В его активе были звания экс-рекордсмена мира, чемпиона Европы и страны, победы на некоторых международных и всесоюзных соревнованиях, высокий уровень тренированности, приобретенный с помощью очень опытного наставника Никифорова. Наконец, выдающиеся волевые качества, смелость и упорство на беговой дорожке, отсутствие страха перед любыми, даже самыми именитыми противниками.

К пассиву можно было отнести потерю мировых рекордов и, по мнению многих, примитивную тактику лидирования, принесшую ему ряд поражений. Кроме того, его возраст – приближающееся тридцатилетие и состояние здоровья. Могучее сердце, превосходные легкие, но при этом низкая кислотность, заставлявшая временами переходить на диету, и неполадки с обменом веществ, которые приводили к необходимости постоянно бороться с лишним весом. Наконец, последствия «ледяной ванны» в Балтийском море.

Регулярные тренировки, жесткий режим… Каждый день расписан буквально по минутам. К этому времени система тренировки Куца была уже разработана до конца. Это был результат совместного труда тренера и спортсмена, никогда не принимавшего ничего на веру, проверявшего все на практике. Из существовавших систем тренировки было оставлено все наиболее важное, рациональное. Интервальный бег приобрел новый, более современный характер. Почему только 200 и 400 метров, как у Затопека? Куц стал включать в тренировки длинные отрезки, вплоть до 1000 и 1200 метров, пробегая их в более быстром темпе, чем это делалось обычно. Большое место занял длительный кроссовый бег, который впоследствии был назван марафонской тренировкой. Утренняя зарядка включала большое число физических упражнений и была трансформирована в своеобразную утреннюю тренировку со сравнительно длительным бегом.

На каждом занятии решался точно очерченный круг задач. Обычными для Куца стали ежедневные двухразовые тренировки. Строго выдерживался принцип постепенного увеличения объема и интенсивности тренировочных нагрузок. Большую роль приобрели так называемые прикидки, позволяющие судить о готовности спортсмена. Товарищи, тренировавшиеся с Куцем, рассказывают, что по результатам прикидки на 3000 метров он мог безошибочно, с точностью чуть ли не до десятой доли секунды определить, какой результат может показать на 5000 метров.

Никифоров умело находил в подготовке своего ученика тот крайний предел, за которым могли появиться равнодушие и безразличие к бегу, то есть признаки перетренированности. Куц всегда бегал много и увлеченно. Этому помогали и специальные меры по восстановлению сил, названные в наше время мудреным словом «реабилитация». Причем не только массаж и парная баня, но и вовремя запланированный отдых, развлечения. Особое значение Никифоров придавал системе питания. Широко известный, имевший в свое время хождение среди тренеров рассказ о том, как Коробков, придя однажды к Никифорову, застал в квартире бегающих повсюду цыплят, не был анекдотом. Действительно, Никифоров заботился о свежих продуктах для своих учеников и не раз сам занимался приготовлением пищи для них. Всю эту систему подготовки к олимпийским играм дополняли многочисленные соревнования, на которых Куц мог проверить эффективность тех или иных методов тренировки.

Весна началась с участия в кроссе «Юманите». Перед этим дважды кросс проходил для Владимира неудачно. В 1954 году он подвернул ногу, преодолевая препятствие, и пришел к финишу третьим, а в 1955 году был больным и доплелся до финиша тринадцатым. На этот раз в Венсенском лесу в Париже под аплодисменты зрителей Куц одержал победу, оставив позади себя таких выдающихся кроссменов, как Хромик, Затопек, Кшишковяк.

В апреле он успешно выступает в Нальчике на всесоюзных весенних соревнованиях, побеждая на обеих стайерских дистанциях, но допускает крупную оплошность в поездке по европейским странам. Вначале все идет хорошо. В столице Дании Копенгагене он побеждает местного фаворита Г. Нильсена. Переехав в Норвегию, на знаменитом стадионе «Бишлет» в Осло он снова впереди. Можно спокойно возвращаться домой, считая, что «разведка боем» прошла успешно. Но… англичане не хотят смириться с потерей рекордов и многократными успехами Куца на международных соревнованиях. На этот раз в борьбу с русским бегуном должен вступить Пири.

Гордон Пири – своеобразная фигура в легкоатлетическом спорте. Он родился в спортивной семье. Отец был президентом одного из легкоатлетических клубов, брат увлекался бегом, сестра прыгала в высоту. Необычно началась спортивная карьера Пири. Участие в кроссе на 6 миль в возрасте 10 лет привело в ужас даже сторонников ранней специализации в спорте. Не меньшее недоумение вызывали его ежедневные тренировки в течение трех-четырех часов. Или он быстро сгорит, или будет показывать феноменальные результаты, предсказывали специалисты. Однако Пири не сгорел и уже в 1953 году установил мировой рекорд на 5 миль, избрав своим тренером одного из создателей системы интервального бега Вальдемара Гершлера. Англичане любят давать прозвища, и Пири стали называть «мистер пуф-пуф» за его манеру шумно отдуваться во время бега. Не меньшую известность Пири приобрел благодаря привычке давать хвастливые интервью.

На этот раз был придуман хитроумный план: Куц ничего не должен знать о предполагающейся встрече, к которой Пири в течение месяца усиленно станет готовиться в Бергене. И вот, когда команда советских легкоатлетов собиралась вернуться домой, из Бергена пришло приглашение принять участие в соревнованиях. Отказываться было неудобно, но только приехав туда, из афиш Куц узнал, что 19 июня «известный русский стайер Владимир Куц встречается с не менее известным английским бегуном Гордоном Пири».

Руководитель советской делегации Николай Озолин понимал, что Куц не готов к этой встрече. Но отказаться от нее значило дать пищу для нападок зарубежной печати, которая не преминет обвинить советских легкоатлетов в трусости.

– Решать тебе,– сказал Озолин Володе.– Риск, конечно, большой, но смотри сам…

Никогда еще Куц не хитрил, не уклонялся от встреч с сильными соперниками. Решено: 19 июня он побежит и постарается не уступить англичанину.

В этой встрече, казалось, все было против него. Кроме своевременной акклиматизации и специальной подготовки англичанину помог и случай. В день встречи, когда после утренней разминки Пири спокойно отдыхал в своем номере, обдумывая еще раз возможные варианты бега, Куц в течение трех часов сидел в лифте, застрявшем; между этажами отеля «Розенкранц». На беду, на нем был надет тренировочный костюм с надписью на груди «Инглишмэн», который накануне он получил от Пири, согласившись на его просьбу обменяться костюмами. Решив, что в лифте застрял англичанин, рабочие, чинившие лифт, особенно не торопились, и неизвестно, сколько бы еще могло продолжаться это заключение, если бы Куц не начал от нечего делать петь русские песни. Когда он дошел до «Катюши», рабочие поняли, что это не англичанин, а русский. Около 6 часов вечера лифт спустили вниз вручную.

Соревнования начинались в 7 часов, и времени оставалось только на чашку кофе. На стадионе Куца встретил взволнованный Пири, боявшийся, как бы не сорвался забег. Ведь давно уже пора было разминаться.

«И внезапно во мне поднялась страшная злость,– вспоминал Куц.– Сразу созрело решение бежать, несмотря на усталость, так, как я еще никогда не бегал. Теперь я с нетерпением ждал старта…»

В противоположность Чатауэйю Пири обычно придерживался тактики лидирования. Здесь же с первых кругов стало ясно, что он решил следовать проверенному тактическому приему, принесшему в свое время Крису мировой рекорд. И к сожалению, этот план оправдал себя. Куц был первым до последней прямой. Но у финиша Пири опередил его на несколько шагов Оба бегуна превысили мировой рекорд Ихароша, но рекордсменом теперь стал не Куц, а Гордон Пири с результатом 13:36,8.

Казалось длительное соперничество Куца с англичанами окончилось в пользу английских бегунов и его тактика ошибочна Так и писали некоторые спортивные обозреватели. Большинство же склонялось к мысли, что все решат XVI Олимпийские игры, которые через несколько месяцев должны были состояться в далекой Австралии.