Глава 10. Первый мировой

Владимир Куц сидел у окна и смотрел на мелькавшие мимо него аккуратные, с красными черепичными кровлями, казавшиеся отсюда, из поезда, игрушечными домики, как бы отмеренные по линейке квадраты и прямоугольники полей, садов и огородов. Это было так непохоже па Россию с ее бескрайними просторами.

Авиационное сообщение со Швейцарией еще не было налажено, и команда советских легкоатлетов ехала на чемпионат Европы по легкой атлетике в Берн поездом.

Для легкоатлетов европейских стран первенство континента, проводимое раз в четыре года,– второе по значимости соревнование после олимпийских игр. Впервые оно состоялось в 1934 году в итальянском городе Турине, затем в 1938-м – в Париже, в 1946-м – в Осло, в 1950-м – в Бельгии, в Брюсселе.

Получить право на проведение чемпионата Европы 1954 года претендовали Венгрия, Швейцария, Швеция, Югославия и Греция. В конце концов, это почетное право было предоставлено Швейцарии, а местом соревнований был назван Берн.

Такой выбор был встречен большинством участников и представителей команд без энтузиазма. Стадион «Нойфельд» в Берне вмещал всего 12–15 тысяч зрителей, хотя и располагал тремя небольшими разминочными площадками. Помимо этого, многих смущал климат швейцарского города, расположенного у отрогов Альп на высоте 560 метров над уровнем моря: влажный воздух, частые и резкие перепады атмосферного давления.

Как это бывает обычно, задолго до открытия чемпионата спортивные журналисты всех стран мира начали обсуждать шансы участников и называть возможных победителей. Почти никто не упоминал в их числе Владимира Куца. Швейцарская газета «Базлер нахрихтен» в качестве претендентов на золотую медаль в беге на 5000 метров называла Эмиля Затопека, венгерских спортсменов Гараи и Сабо, поляка Ежи Хромика. Обозреватель газеты допускал, что советские спортсмены могут неплохо выступить в беге на 10 000 метров, правда, на этой дистанции сильнейшими считались лишь Григорий Басалаев и Леонид Иванов.

Даже обозреватель газеты «Советский спорт» Борис Львов писал прежде всего о зарубежных стайерах: «Хотя Эмиль Затопек сумел, наконец, побить рекорд Г. Хегга на 5000 метров, ему нелегко будет завоевать победу. Сильными соперниками будут Ф. Грин и К. Чатауэй, которые могут рассчитывать на время около 13:58,0. Венгр Ковач не достиг еще прошлогоднего результата. Зато сильно улучшили достижения X. Гуде, Л. Хансвик, Ш. Гараи, Е. Хромик…»

Львов подчеркивал: «Особенно большие успехи достигнуты европейскими бегунами за последние годы на длинных дистанциях. Здесь первенство Европы будет равноценно олимпийским играм». О Владимире Куце наш обозреватель писал сдержанно: «Чемпион СССР Владимир Куц мало выступал в этом сезоне на 5000 метров». Надо сказать, что и Львов, и зарубежные журналисты имели основания не относить Куца к числу фаворитов в стайерском беге. Список десяти лучших спортсменов года, составленный 15 августа 1954 года, возглавляли Э. Затопек, Й Ковач, Х. Гуде из ФРГ и Л. Хансвик из Бельгии. Куц занимал в этом списке лишь пятое место со скромным результатом 14:11,6.

Впрочем, самому Куцу такое отношение прессы к его шансам давало своего рода преимущество. Раз его не принимают во внимание, он может чувствовать себя более раскованно, свободно. На него не давит груз имени, авторитета. Правда, некоторые бегуны и любители легкой атлетики помнили его выступления в 1953 году, когда на Международном молодежном фестивале в Бухаресте он проиграл Затопеку, а на состязаниях в Будапеште уступил на финише Ковачу. Но если его и помнили; то как неопытного бегуна, безрассудно бросающегося со старта вперед и не умеющего сохранить силы для финиша.

…Их путь лежит через Венгрию. Затем Австрию. Здесь во время длительной стоянки в Вене им удается провести небольшую тренировку. Дорога на Цюрих вьется среди живописных гор Тироля, столь любимого туристами и горнолыжниками многих стран. Глядя в окно вагона, Куц любуется горами и думает об этом первом для него чемпионате Европы. Впрочем, для советской команды это третий чемпионат, и каждый из них был шагом вперед. Уже в 1946 году в Осло, где состоялось первое выступление советских спортсменов, всеобщее признание завоевали наши девушки, которые были награждены пятью золотыми медалями из шести, полученных командой. Особенно поразили зрителей успехи советских спортсменок в метаниях. Татьяна Севрюкова, Нина Думбадзе и Клавдия Маючая стали чемпионками Европы в толкании ядра, метании диска и копья. К сожалению, среди мужчин завоевать золотую награду сумел только Николай Каракулов в беге на 200 метров. А Евгения Сеченова, которую после выступления в Осло называли «быстрейшая лань Европы», стала победительницей на обеих спринтерских дистанциях.

Что касается стайерского бега, то здесь наши спортсмены не смогли конкурировать с опытными бегунами – англичанином С. Вудерсоном, ставшим чемпионом на 5000 метров, и финном В. Хейно, победившим на 10-километровой дистанции.

Через четыре года в Бельгии на брюссельском стадионе «Хейзель» наша команда впервые победила в командном зачете. Снова успешно выступили женщины. Кроме метаний, они впервые стали сильнейшими и в прыжках в длину. Шаг вперед сделали и мужчины. Леонид Щербаков стал чемпионом в тройном прыжке, а спринтеры победили в эстафете 4 по 100 метров. Но снова неудача постигла наших стайеров. В беге на 5000 и 10 000 метров обе золотые медали получил Затопек. Таким образом, если к очередному первенству Европы 1954 года советские спортсменки прочно утвердились среди сильнейших на континенте, то этого нельзя было сказать о мужчинах, которые продолжали отставать прежде всего в беге на средние и длинные дистанции.

И вот теперь Купу и его товарищам предстояло защитить честь советского стайерского бега. Но можно ли выиграть у героя XV Олимпийских игр Эмиля Затопека, у сильнейшего венгерского бегуна Йожефа Ковача? Свои проигрыши им в 1953 году на финише он не мог забыть, как несправедливо нанесенную обиду. Действительно, вести всю дистанцию и у самого финиша неожиданно увидеть, как из-за твоего плеча вырастает фигура соперника и начинает уходить вперед…

Всю зиму и лето он готовился к выступлению в Берне. Сотни оставшихся позади километров, переменный бег в высоком темпе с короткими интервалами отдыха, изнурительный бег по снегу. И так каждый день, независимо от погоды. А затем с наступлением лета совершенствование тактического мастерства на соревнованиях.

Никифоров едет вместе с командой, и Куц может рассчитывать на его советы, поддержку. Но конечно же все подготовлено заранее, продумано до мелочей. График бега он помнит наизусть. Режим, сон, питание, разминка перед стартом. Может быть, это старая флотская привычка, но он любит ясность, четкость и определенность, привык обдумывать все досконально. Спрашивать, но и проверять самому.

Зимой на снеговых дорожках Сокольников, в пропахшем конским потом манеже в Хамовниках, где поочередно тренировались армейские конники и армейские бегуны, на крутых подъемах Ленинских гор он как будто нащупал свой путь к рекордам.

Проще всего было бы идти по пути, проторенному Затопеком, беспредельно увеличивая объем тренировочного бега. Неутомимый чех перед Олимпийскими играми 1952 года умудрялся пробегать ежедневно 40-50 километров. Все бегуны, пытавшиеся конкурировать с Затопеком, знали произнесенную им фразу: «Меня побьет тот, кто превысит объем моего тренировочного бега».

Но так ли это? Владимир попробовал применить систему тренировки Затопека. Уйму времени занимал этот сравнительно медленный бег на 400-метровых отрезках со значительными интервалами отдыха. После таких монотонных тренировок он чувствовал себя усталым и неудовлетворенным.

«То, что хорошо для Затопека, может не подойти для меня»,– думал Куц и на одной из тренировок, прибавив в скорости, уменьшил объем бега. Дело пошло на лад. При такой системе достаточно было пробегать 20-25 километров в день, то есть в два раза меньше Затопека. Внезапные ускорения он начал включать в занятия не только на стадионе, но и бегая кроссы в лесу и парке. Вскоре он узнал, что не был в этом новатором. «Фартлек» – так назывался этот кроссовый бег на местности с внезапными ускорениями.

Он тренировался в одиночестве по индивидуальному плану с секундомером в руках, но иногда примыкал к группе бегунов. Нередко они бегали вдвоем — Куц и его закадычный друг Сергей Лобастов. Когда же он предлагал кому-нибудь из бегунов на средние или длинные дистанции пройти совместную тренировку, то неизменно убеждался, что темп его тренировочного бега выдерживают лишь немногие.

Так шла подготовка к первенству Европы в Берне. Куц рассчитывал не только победить, но и установить мировой рекорд. Однако в мае он узнал, что его опередил все тот же Затопек. 30 мая в Париже Эмиль пробежал 5000 метров за 13:57,2. Это было на секунду лучше результата Гундера Хегга. В день установления нового мирового рекорда Куц выступал на той же дистанции на международных соревнованиях в Хельсинки и показал лишь 14:11,6. А через два дня, переехав в Брюссель, Затопек установил еще один рекорд. На этот раз на 10 000 метров – 28:54,2.

Но и эти известия не смутили Владимира Куца. Лучше старого рекорда на одну секунду? Значит, придется внести изменения в график и бежать чуть-чуть быстрее.

…Ночью они миновали границу Австрии. Не более двадцати минут потребовалось для того, чтобы пересечь карликовое княжество Лихтенштейн. Мост через Рейн, и поезд прибывает в Швейцарию, где на вокзале в Цюрихе они пересаживаются на местную электричку, которая через два часа останавливается у перрона Бернского вокзала.

Участников первенства размещают в гостиницах, частных пансионах. Они с Лобастовым устраиваются в одном номере. Здесь все по-домашнему. Хозяйка, мадам Барбах, даже сама за обедом разливает суп. Утром они отправляются на зарядку. Возвращаются через рынок, где покупают фрукты.

У них достаточно времени для акклиматизации, тренировок и знакомства с городом, раскинувшимся по обоим берегам реки Ааре. Что касается достопримечательностей, то их оказалось не так уж много: альпийский музей, готическое здание ратуши, университет, собор Святого Винцента XV века.

Гостеприимные хозяева первенства предоставили участникам соревнований возможность тренироваться на стадионе «Ванкдорф», где за ними с интересом наблюдали местные любители легкой атлетики, вынужденные приобретать для этого билеты. Впрочем, советских спортсменов фаворитами не считали, присматривались лишь к русским метательницам, олимпийским чемпионкам Нине Пономаревой и Галине Зыбиной. Высоко котировались шансы команды ФРГ, которая приехала в Берн во главе с одним из сильнейших спринтеров Европы Гансом Фюттерером.

Пятый чемпионат Европы стал чемпионатом сюрпризов. Неожиданности начались с погоды. Ясное небо и тепло, встретившие участников в день приезда, к открытию чемпионата – 25 августа – сменились мелким, надоедливым дождиком, который, впрочем, не испугал зрителей, появившихся на стадионе под зонтиками.

В 16 часов 40 минут, после торжественной церемонии открытия чемпионата, прозвучал выстрел стартера, возвестивший о начале соревнований в марафонском беге. В этом виде легкой атлетики сильнейшими обычно были представители Франции, Финляндии, Великобритании. Правда, на двух предыдущих чемпионатах Европы бронзовые награды вручались советским спортсменам. В 1946 году третьим на финише был Яков Пунько, а в 1950 году – Феодосий Ванин, но победы на этой дистанции от представителей СССР зрители не ждали.

Сделав круг по дорожке стадиона, 22 бегуна по тяжелой трассе, изобилующей подъемами и спусками, отправились в 42-километровый путь. Неожиданности начались уже на вторых пяти километрах, где Иван Филин и Владимир Гришаев возглавили бег. 10, 15, 20 километров – советские марафонцы все еще впереди. Филин продолжает поддерживать равномерный высокий темп бега. Так пройдены 40 километров. За нашими бегунами вплотную держится лишь финн В. Карвонен.

Длинный подъем к стадиону быстрее всех преодолел Филин Он вбежал на стадион… и здесь произошло недоразумение, давшее основание корреспондентам, газет на следующий день озаглавить материалы «Трагический марафон» или «Трагедия на беговой дорожке».

По вине судей, не ждавших такого раннего прибытия марафонцев, Филин, вбежав на стадион, повернул не к финишу, а в другую сторону. Когда его вернули назад, было уже поздно. Карвонен, а за ним Гришаев заканчивали бег.

В этот день победитель марафонского бега не был назван. А на следующий день золотые медали вручили двум спортсменам – Карвонену и Филину. Победителем все же был признан финн.

Решая вопрос о том, кто побежит 10 000 метров, тренерский совет не стал заявлять на эту дистанцию Куца. Молодой, малоопытный бегун. Никто не знает, сможет ли он успешно выступить на двух дистанциях. Тем более что 10 километров бегут опытные стайеры Александр Ануфриев и Григорий Басалаев,– примерно так рассуждали тренеры.

Затопек был в отличной спортивной форме и после первого же круга ушел вперед. Половину дистанции он прошел за 14:28,0, что по тем временам было великолепным показателем. Эмиль бежал в своей обычной манере – склонив голову на бок и с таким выражением лица, как будто ему смертельно надоел этот бег и он хочет как можно скорей покинуть стадион.

Ануфриев и Басалаев не оправдали надежд. К финишу Затопек обошел на целый круг более 10 человек, в числе которых были и советские стайеры, занявшие в итоге лишь восьмое и двенадцатое место. Вторым же, как и ожидалось, был Ковач.

Владимир Куц наблюдал за этим бегом с трибуны. Опять эти злосчастные Затопек с Ковачем. И оба в хорошей спортивной форме. Именно им он проиграл в прошлом, 1953 году. Правда, сейчас он имеет некоторое преимущество перед ними, так как не выступал на 10 000 метров. Но что значит для таких опытных бегунов, и особенно Затопека, выступление на двух дистанциях. Тем более что отдыхать перед бегом на 5000 метров можно целых четыре дня.

Незадолго до забега на 5 километров тренерский совет должен был утвердить график бега Куца. Григорий Исаевич Никифоров неожиданно столкнулся с существенными возражениями против намеченной ими тактики. Рассчитывая побить мировой рекорд, они избрали оружием Куца предельную скорость на протяжении всей дистанции. Но все еще помнили высокий темп бега Куца на первой половине дистанции в прошлом, 1953 году на соревнованиях в Бухаресте и Будапеште, когда Володя проигрывал на финише. Неужели он надеется таким способом побить мировой рекорд и выиграть, да у кого? Самого Затопека, продемонстрировавшего в первый день чемпионата способность побеждать и на более длинной дистанции. Лучше не повторять прежних ошибок, не бросаться в начале бега обязательно вперед, не рисковать одной из медалей, на которую может рассчитывать команда.

Никифорову пришлось прибегнуть к самым разнообразным доводам, чтобы доказать свою правоту. Он говорил и о том, что Владимир за этот год очень вырос, что на многих тренировках они убедились в его способности выдерживать намеченную скорость бега, и о том, что главное оружие Куца – именно высокий темп на протяжении всей дистанции. В качестве последнего аргумента пришлось дать слово, что он, Никифоров, ручается за успех намеченного ими плана. В конце концов график был утвержден.

То, что происходило в течение следующих дней чемпионата, было и неожиданным и радостным для советской команды. И Куц и Окороков в предварительных забегах завоевали право выступать в финале бега на 5000 метров 29 августа, в последний день соревнований.

А тем временем с каждым днем увеличивалось число золотых медалей па счету советских спортсменов. На этот раз успешно выступали не только женщины, но и мужчины. Газеты называли третий день чемпионата «русской золотой пятницей». Такого еще не бывало на первенствах Европы. В семи из восьми видов программы, в которых в этот день разыгрывались золотые медали, победу одержали представители Советской страны. Первым закончил бег на 400 метров ленинградский спортсмен Ардальон Игнатьев, продемонстрировав свое убедительное преимущество над участвовавшими с ним в финале представителями Финляндии Хеллстеном, ФРГ – Хаасом, Венгрии – Адамиком, Швейцарии – Хеггом и Франции – Дега.

Чемпионкой Европы в беге на 800 метров, закончив бег великолепным финишным ускорением, стала Нина Откаленко. Успех Сеченовой в беге на 100 метров на чемпионате 1946 года, не забытый еще любителями легкой атлетики, повторила московская десятиклассница Ирина Турова. Соревнования в пятиборье у женщин и десятиборье у мужчин принесли победу Александре Чудиной и Василию Кузнецову. В этот же день первым закончил дистанцию 50 километров советский скороход Владимир Ухов…

Удастся ли Владимиру Куцу в последний день соревнований поставить победную точку на выступлении советской команды? Немногие из присутствовавших в этот день на стадионе в Берне верили в то, что советский бегун может стать чемпионом Европы. Слишком сильны были на этот раз его противники. Среди 14 бегунов, принявших старт в финале бега на 5000 метров, были спортсмены, имевшие значительно большие основания для успеха. Симпатии большинства были на стороне Затопека не только потому, что два года назад «железный чех» был олимпийским чемпионом. Зрители знали, что именно в этом, 1954 году Затопеку удалось сделать то, к чему в течение многих лет стремились бегуны на длинные дистанции,– улучшить два мировых рекорда. Кроме того, большое впечатление произвела его победа в первый день соревнований.

Высоко котировались и шансы англичанина Чатауэйя, пытавшегося, правда пока неудачно, улучшить рекорд на 2 мили, венгра Ковача, финна Юлина, немцев Шаде и Лауфера.

После выстрела стартера обычно бегуны на средние или длинные дистанции некоторое время бегут единой плотной группой. Только постепенно каждый начинает бороться за наиболее удобное для него место, стараясь оказаться поближе к бровке и не очень далеко от лидеров бега.

Такая тактика не для Куца. Он не привык «толкаться» в общей группе. С третьей дорожки, с которой Владимир начинал бег, он немедленно перешел на вторую.

Рядом с ним по второй дорожке бежит Шаде. Здесь же Затопек с Юлином. Пройден круг. Он ускоряет бег и после первого километра оказывается метрах в двадцати впереди от преследующей его группы. Каждый раз при выходе на прямую у финиша он видит огромный секундомер, неумолимо отсчитывающий секунду за секундой. Очень удобно! Никифорову не нужно, как он делал это обычно, после каждого круга кричать, как идет бег, сообщать укладывается ли он в намеченный график. Достаточно одного взгляда на секундомер, и все становится ясно.

После первой тысячи метров секундомер показывает 2 минуты 44 секунды. После полутора километров разрыв между Куцем и преследователями несколько увеличивается. Два километра пройдены за 5:36,7. Он отстает от графика на 2 секунды. После третьего километра это отставание увеличивается до 3 секунд.

В начале бега трибуны встречают лидерство Куца молчанием. Подбадривают криками только известных зрителям Затопека, Шаде, Чатауэйя. Молчание публики понятно. Не раз любителям спорта приходилось наблюдать, как вот такие неразумные новички бросаются после старта вперед, а потом, не рассчитав силы, сходят с дистанции.

Пожалуй, самым критическим оказался третий километр. Здесь особенно трудно поддерживать высокий темп бега, заставлять себя бежать таким же широким и вместе с тем легким шагом, как и первые километры. Капли пота стекают по лбу, начинает пощипывать глаза. За какое время нужно было по графику пробежать 3 километра? Он помнит это превосходно. За 8 минут 21 секунду. Секундомер на стадионе показывает 8:23,9. Итак, он отстает почти на 3 секунды.

Думает ли о чем-нибудь спортсмен во время бега? Конечно! Бег – это не только движение ног, нужно точно следовать графику быть бдительным и не позволить соперникам обойти тебя на дистанции, а, значит, предугадывать их приближение, их намерения.

На повороте он видит, что Чатауэй пытается оторваться от общей группы, чтобы ликвидировать разрыв. Однако это не удается. Просвет между Владимиром и бегущими сзади не уменьшается, а увеличивается. Жесткие тренировки учили Куца поддерживать высокую скорость длительное время и сравнительно быстро справляться с временной слабостью, если она появляется. Не так давно в Москве он устроил для себя «проверку» – пробежал до Внукова и обратно. Трасса длиной, пожалуй, километров 60! Здесь же какие-то 5 километров…

Он видит, что Затопек пытается ускорить бег. То же самое делает и он. Разрыв достигает 70–80 метров. После четырех километров секундомер показывает 11:02,3. Этого достаточно для рекордного результата, нужно только не снизить скорость на последних кругах. Уже не приходится думать об экономии сил. Вперед! Быстрее вперед!

А что происходит сейчас там, позади? Теперь он достаточно опытен, чтобы не забывать о соперниках. Как-то незаметно из борьбы выбыли Ковач, Шаде и Лауэр, англичанин Грин. Чатауэй опережает Затопека. К отставшим от него почти на целую прямую линию присоединяется Окороков.

А на трибунах все изменилось. Куда девалось то холодное недоуменное молчание, которым трибуны встретили его дерзкий бег? Вслед за отдельными выкриками русских все больше и больше голосов подхватывают короткое, легко запоминающееся слово: «Куц!» Чем ближе он к концу финишной прямой, тем больше шума на стадионе. Тем больше людей не могут усидеть на своих местах и поднимаются во весь рост, чтобы лучше видеть происходящее на дорожке.

В спорте есть свои психологические закономерности. Одна из них – это острый интерес зрителей к неизвестным, не увенчанным славой и наградами новичкам. Зрители с уважением относятся к опытным, заслуженным спортсменам, всегда готовы поддержать их, когда они побеждают. Но вот впереди оказывается новичок, и это становится сенсацией, сюрпризом! Он завоевывает всеобщие симпатии. О нем много говорят и пишут.

Так произошло на чемпионате Европы в Берне с Владимиром Куцем! Правда, это был общий триумф советской команды, когда мужчины завоевали 8 золотых медалей из 24 возможных, а женщины 8 из 11, намного опередив в командном зачете занявшую второе место команду Великобритании. Но все же наиболее яркой и впечатляющей здесь была победа Владимира Куца с новым мировым рекордом – 13:56,6.

Ну а что же победитель? Это был один из самых счастливых дней в его жизни. Первая значительная победа на международных соревнованиях. Первый мировой рекорд! Он стоит на верхней ступеньке пьедестала почета. Ступенью ниже – Чатауэй, двумя – Затопек!

«Словами не скажешь, как я был тогда счастлив,– напишет впоследствии Владимир Куц.– Даже сейчас, много-много лет спустя, этот день во всех подробностях стоит перед моими глазами».

Зарубежная печать не поскупилась на отзывы о выступлении в Берне Владимира Куца.

Чехословацкое телеграфное агентство передало отзыв Затопека о победе Куца: «Я не удержал этот рекорд. Я хорошо знал о способе бега Куца, когда он с первого же круга берет очень быстрый темп и отрывается от соперников. Я лично не нахожу этот способ тактически наиболее подходящим, так как, если все силы будут исчерпаны, бегун никогда не выиграет соревнование.

На этот раз Куц сам доказал правильность своей тактики, он все больше удалялся от нас и, наконец, был у финиша, когда мы только боролись за последующие места. Должен признаться, что особенно меня радует то обстоятельство, что победителем стал именно Куц, спортсмен, который своей самоотверженностью заслужил эту победу. Куц возвышается над другими спортсменами прежде всего тем, что борьбу за первенство он не сопровождает всякими тактическими маневрами и уловками, не прячется за других бегунов, а смело, решительно и мужественно идет вперед. И хотя два года он должен был бороться за то, чтобы завоевать победу таким способом, он, благодаря своему упорству, добился успеха. Думаю, что именно поэтому его победа становится еще более ценной».

Английская газета «Дейли телеграф энд морнинг пост» писала: «Лучшие места в Берне завоевали русские, и никакие идеологические расхождения не могут ослабить восхищения, которое вызывают в Англии их великолепные достижения в беге и других видах спорта». Норвежская газета «Арбейдербладет», отдавая дань смелости тактического замысла Куца, написала: «Его бег был, пожалуй, еще более фантастическим, чем какие-либо забеги Затопека…»

Французский журнал «Мируар спринт» так отозвался о беге Владимира Куца: «Этот бег на 5000 метров стал изюминкой чемпионата. Это был поразительный бег, развернувшийся перед глазами многих тысяч зрителей. Многие предполагали, что победит Затопек. Некоторые предсказывали победу англичанину. Но в это воскресенье 29 августа родился новый стиль бега на 5000 метров, и его создателем были не Затопек, не Чатауэй, а советский спортсмен Владимир Куц, который побил рекорд мира на эту дистанцию. Бег Куца был впечатляющим… Откуда же взялся этот русский с его стилем бега одновременно раскованным и мощным? Позади Куца разыгралась жестокая борьба за второе место между Затопеком и Чатауэйем, из которой победителем вышел англичанин. Но эта победа была одержана в 120 метрах от Куца…»